Почти детективная история про МТС

    Автодумы | Конференция | Подписка на новости | Обучение правильному вождению            





Реклама

// Главная >> Путешествия //

    День дурака. Москва - Санкт-Петербург

Алексей Голосов

Апрель 2000

Предисловие.

Собрался, стало быть, я в Питер (для тех, кто последние десятилетия не смотрел телевизор, это теперь Ленинград так называется). Ну, думаю, надо как следует машину подготовить к поездке, тем более, она уже не первой молодости. Оделся, сел, завел, включил музыку, печка работает, лепота. На улицу вылезать неохота - холодно. Тем более, до поездки еще целая неделя, можно и в другой день этим заняться. Но, зная собственную лень, не стал откладывать на потом, открыл ноутбук и стал изучать собственную статью "Дальняя дорога", чтобы ничего не забыть.

Легко сказать "отремонтируйте все, что требует ремонта", где ж я столько денег возьму? Цепь поменять все равно не успею, да она не так уж и сильно растянута, полторы тыщи верст выдержит вполне, клапана надо бы отрегулировать, но это надо на холодном двигателе делать, а он прогрелся уже, что там еще, а, коробку перебрать, ну это точно потом, на трассе не так часто переключаться приходится, и на скорость не особенно влияет.

А вот фару надо сделать, нехорошо с одной фарой в ночь ехать, а слепить встречных еще хуже, тем более делов-то, открутить ее, подложить шайбы и закрутить обратно. Так. Все хорошо, только за шайбами надо домой идти, тогда с фарой потом разберемся. Лампочки все светятся, запасные есть, да что там лампочки, набор запчастей в багажнике позволяет осуществить практически любой ремонт в дороге, надо половину домой отнести, пусть на балконе пылятся. Вот беда, крышка багажника примерзла насмерть, еще осенью наверно, вот ведь как давно не пользовался домкратом, насосом, слава Богу. Кстати, надо давление в колесах проверить. Ах да, багажник не открывается, ну и ладно, потом открою.

Так. Уровень масла, тосола, тормозной жидкости. Всего хоть отбавляй, отлично, только холодно на улице, лучше обратно в салон с печкой. Что-то холостые низкие, надо отрегулировать. Оно на трассе неважно, конечно, но пусть будет. Четверть часа крутил, тщательно настроил, получилось то же самое. Надо будет к газобаллонщикам подъехать, пусть посмотрят, да и жрет она многовато. Однако, холодно на улице, обратно в машину.

Опа! Показометр температуры неотвратимо стремится в красную зону. Лезем под капот. Так и есть, вентилятор не работает. Предохранители пошевелил, не помогло, значит это умер сам вентилятор, датчик или реле. Ну его в баню, темно уже, в понедельник будем разбираться, да и не та погода сейчас, чтобы была острая нужда в вентиляторе.

Что там еще? Масло менять пора. Тоже в понедельник, неохота никуда ехать, кушать уже хочется, а дом вот он, рядом, там на плите вкусный обед ждет. Эх: Пора. Устал я уже заниматься машиной, так это тяжело, знаете ли, самостоятельно свое авто обслуживать, пойду отдохну, эту статью напишу, пообедаю.

Часть 1.

Несмешное началось еще до поездки.

Как вы помните, подготовить машину в намеченные сроки не получилось, и очень хорошо, как выяснилось, все равно пришлось бы... Впрочем, обо всем по порядку.

В среду, едучи на работу, получаю по лобовому стеклу внушительных размеров железякой, вылетевшей из-под впередиидущей Волги (волгоненавистники могут записать в копилку, чтобы потом иметь лишний аргумент в доказательство тезиса "во всем виноваты Волги, надо срочно запретить их производство"). Стекло хоть и осталось на месте, покрылось таким количеством трещин, что даже думать о ночной поездке по трассе без замены оного было глупо. Приезжаю на работу, вылезаю из машины. Все хорошо, только фары отказываются выключаться - реле залипло. Работаю с потом на лице, вечером приезжаю домой, в левом переднем колесе вижу здоровенную железку. Понимаю, что сегодня не мой день и спокойно иду спать.

Утром (в четверг), перед работой, заезжаю на шиномонтаж, отдаю колесо молодому человеку, который смотря на торчащую из него железку, вежливо спрашивает, - "Что у вас с колесом?" Чуть позже он догадался, в чем дело, отремонтировал колесо, очень быстро, кстати, а при попытке выехать с околошиномонтажной площадки я понял, что правый указатель поворота больше не работает. Show must go on. Какие-то темные силы по неизвестным причинам решили воспрепятсвовать этой поездке путем внушения мне ужаса большим количеством мелких неисправностей за короткий промежуток времени на автомобиле, который неожиданно ломался очень редко, да и то все оказывалось на уровне перегоревшей лампочки. Или наоборот, силы очень даже светлые предостерегали от поездки, потому что во время нее должно произойти нечто страшное.

Увы, я всегда был непослушным ребенком, а потому в пятницу с утра бросился покупать стекло. Стекол с тонированной полосой сверху не нашел, а обычное купил только в Кэмпе, да и то последнее, но меня это уже не удивляло, равно как и неудачные попытки починить правый поворотник, тестер всем своим видом и индикатором показывал полную исправность всех цепей, что и подтвердилось веселым миганием. Разумеется, при первом же выезде он опять отказался работать и был пойман с поличным на падении напряжения на одном из разъемов, которое было немедленно устранено, но уверенность, что это еще не конец, продолжала крепнуть.

И вот, наконец, стекло поставлено, масло поменяно, машина проверена и готова, осталось только погрузиться и доехать. Пока заезжал за штурманом на другой конец Москвы, стемнело, а за время обратного пути через весь город, стало совсем темно. МКАД мы пересекли поздним вечером, поскольку еще надо было купить воды в дорогу и еще какие-то мелочи, а также приделать антенну к новому стеклу.

Трасса Е95 встретила нас традиционно разрегулированными фарами местных водителей, гаишниками с радарами наперевес, некоторым количеством ямок в асфальте, что вполне нормально по весне, впрочем, они не мешали ехать с обычной скоростью. В общем и целом ничего особенного. Зарулив в Тверь на двадцать минут попить чайку, уже через два часа мы оттуда уехали, с трудом преодолев гостеприимство хозяев и чуть не забыв залить кипяток в термос. После Твери трасса начала постепенно портиться. Ухабов становилось все больше. Когда миновали Вышний Волочек, я занервничал - начинается самый безлюдный участок трассы, а в машине все еще ничего не сломалось. Ну и что, что она исправна, ведь должно что-нибудь произойти, иначе получается нелогично. С другой стороны называть Е95 совсем уж безлюдной нельзя, скорей наоборот, раздражает обилие деревень и необходимость постоянно в них притормаживать или вовсе останавливаться по мановению полосатой палочки.

В Новгородской области начался полный абзац, ехать быстрее 60 км/ч можно, но машину жалко. Местами приходится сбрасывать скорость до 20-30, постоянно надо внимательно следить за дорогой и объезжать крупные ямы. В темноте на ямы похожи и наспех заделанные трещины, впрочем, еще неизвестно, что для подвески хуже, ямы или "отремонтированные" места. В начале новгородской объездной мы остановились у поста ГАИ на предмет перекусить и немного подремать. Второе мне удалось весьма условно, поскольку датчик вентилятора все-таки помер, без печки спать холодно, с закрытыми окнами душно, печка без двигателя не работает, двигатель на холостом ходу перегревается, включать на постоянку вентилятор не хочется - запросто может не выдержать и сломаться, он не рассчитан на постоянную работу. Все это стало понятно уже потом, когда раздался взрыв.

Часть 2.

Натуральный взрыв, довольно громкий, откуда-то из передней части автомобиля, по звуку похожий на бьющееся толстое стекло. Пришлось подскочить, убедиться, что термометр недалеко от красной зоны, схватить отвертку, замкнуть ею контакты датчика вентилятора, начать думать, что же могло взорваться. Двигатель после остывания был заглушен и внимательно осмотрен, ничего криминального, кроме потекшего из расширительного бачка тосола, обнаружено не было. Голосованием было принято решение, что бачок-то и издал такой звук, несмотря на сильную неочевидность, но других вариантов просто не было. Потом мы поняли, откуда звук взялся, но об этом позже.

Самое время сказать чуть подробней о штурмане. В таких поездках штурман для водителя - мать родная, он может на ходу долезть до полки под задним стеклом за правилами дорожного движения, когда водителю приспичило узнать, что это за регион на номере у джипа - 16 - и почему он едет не меньше 140 км/ч, штурман умудряется приготовить кофе с парой бутербродов, пока водитель, совершив вынужденную остановку, ускакал куда-то в кусты, штурман смотрит в карты и направляет автомобиль в нужную сторону. Наконец, штурман просто не дает заснуть, поддерживая дружескую беседу. Поскольку мать обычно женского пола, штурман должен быть соответствующим, правда, мне почему-то больше нравятся помоложе, а не те, которые в матери годятся. Штурман был просто отличным, она меня кормила, поила, выполняла всяческие прихоти, набрала столько еды в дорогу, что половину привезли обратно, хотя дороги оказалось больше, чем ждали, совершенно героически выдержала почти 1800 километров в машине почти без перерывов, несмотря на полное отсутствие опыта в подобных делах. Совершенно беспроблемный штурман, от которого вреда, кроме пользы не было вообще никакого, случай небывалый, тем не менее факт. Спасибо, Наталья, все было замечательно, особенно твои глаза после взрыва.

Ленинградская область и так славна качеством дорог, а уж после новгородского кошмара это был просто праздник какой-то. Питерские власти могут сколько угодно ссылаться на болотистую сущность почвы под городом и невозможность строительства на ней нормальных дорог, но я все равно ни за что не поверю, что Петр I выбрал самое болотистое место, размером с современный город и начал строительство примерно в его центре. Других выводов в голову не приходит, поскольку отличное шоссе как-то очень резко сменяется ухабистой дорогой, а что в самом городе творится, вспоминать страшно (быть может, от этого кошмара и предостерегали добрые силы), причем упомянутый переход случается именно на границе города. Видимо, мэр Санкт-Петербурга до сих пор не понял, что на строительстве дорог в городе украсть можно не много, а безумно много, некоторые другие мэры это давно и хорошо осознали, могли бы и поделиться опытом с коллегами. А может быть, что-то понял, некоторые улицы, покрытые в прошлом году новым слоем асфальта, сохранились прекрасно, несмотря на болото, что действительно здорово и заслуживает всяческих похвал. Возможно, питерский мэр еще не научился воровать достаточно много, чтобы построенных дорог хватало на сезон, а потом можно опять их ремонтировать и воровать, как делают некоторые другие мэры.

В Питере в этот раз мне не понравилось, что явилось одной из причин досрочного уезда - мы собирались заночевать и уехать в воскресенье днем, но случилось это почти на сутки раньше. Сначала мы хотели заехать к знакомым на предмет попить чайку. Позвонить не получилось, поскольку именно в этот день именно на тех станциях метро, куда я заходил, были сумасшедшие очереди в кассы, так что было решено звонить в дверь, хоть это и не очень прилично. Ситуация с приездом без предупреждения разрешилась сама собой, хозяев просто не было дома. Разумеется, торт мы к тому моменту уже купили, как раз сейчас им давлюсь, но доедаю - срок годности уже почти кончился. Времени было около 13:30, до 16:00 мы были совершенно свободны, поэтому решили прокатиться по городу, а возможно, даже прогуляться, если дождь будет не очень сильным.

Тут уместно отметить питерскую манеру езды. На мигающий зеленый принято тормозить, на собирающийся потухнуть красный принято трогаться. Об этом я рассказал Наташке еще по пути, что не помешало ей удивиться "а ведь они действительно трогаются на красный". Гонять по городу не принято, потоки идут 60-70, но если сильно спешишь, можно ехать быстрее, движение гораздо менее плотное, чем в Москве, что и понятно - город по размерам примерно такой же, народу вдвое меньше и количество машин на душу населения наверняка заметно уступает аналогичному московскому показателю. Другими словами, пробка в Питере - явление экстраординарное, чтобы на него посмотреть, надо знать, куда и в какое время приезжать. Разметки на улицах нет, за зиму всю смыло, движение происходит не по рядам, а как попало, что не вызывает никаких проблем по причине невысокой плотности потока, но первое время несколько раздражает - в Москве движение лучше упорядочено в буквальном смысле этого слова, независимо от наличия разметки. Милиции на дорогах было мало, парковщики присутствуют, но моя машина почему-то их не привлекала.

Мы проехались по Невскому, доехали до Дворцовой площади: Кстати, совсем забыл рассказать. Когда я пытался купить телефонную карту, обнаружил шикарную штуку, в Москве до такого еще не задумались. Под землей выкапывается нора в форме окружности, к которой приделывается множество выходов, а в центральной части устраивается вход в метро. Почти возле всех выходов (а их не меньше дюжины) висят таблички вроде "выход на улицу такую-то, сторона четная", что помогает мало, люди предпочитают проходя мимо очередного выхода, наклоняться и выглядывать, понимая на основании увиденного, та ли это лестница, что нужна или они уже прошли мимо и теперь придется совершить еще один круг. В том же переходе случайно подслушал, как пожилой мужчина объяснял молодой девушке дорогу куда-то. Выглядело это так: он расказывал, как найти нужный выход из перехода, девушка порывалась убежать, мужчина ее останавливал и начинал все сначала. В конце концов она все-таки сбежала, надеюсь, его объяснения не помешали ей найти нужное место, а не только выход на улицу.

Так вот, оказывается, на Дворцовой площади парковаться нельзя. Самое смешное, что по знакам-то как раз можно. Точнее так, знаков "остановка запрещена" полно, но висят они так, что получается, что все-таки местами можно. К площади приставлен гаишник, строго следящий за нарушителями и сурово, но справедливо их карающий. Погода была серая, инспектор совсем уж было заскучал, но тут появились мы и нагло, прямо у него перед носом остановились, ибо формально все-таки можно. Бодренько так прискакав, он потребовал документы без всяких предисловий, потом заявил, что остановка тут запрещена вон тем знаком, на что я возразил вот этим перекрестком, до которого действует вон тот знак, а до следующего знака я не доехал. Но даже если я что-то нарушил, было бы очень интересно узнать, почему Нива и Жигули не первой молодости и явно частного вида стоят рядом, и инспектор не проявляет к ним никакого интереса, к тому же он забыл представиться, и я с удовольствием побеседую с его начальством на все эти темы. Кстати, стою я тут потому что сломался вентилятор и двигатель закипел. Одновременно сломалась аварийная сигнализация, вероятно, полетел предохранитель, который я быстренько поменяю, выставлю, как положено, знак аварийной остановки, после чего запишу фамилию и нагрудный номер в книжечку, чтобы разбираться более по-другому.

По сути я неправ, конечно, скажем, парковаться на Красной площади мне бы в голову не пришло. А может быть и пришло бы, если бы там знаки были неправильно развешаны. В Питере есть еще одна фирменная черта - <кирпич> под которым не стоит гаишник, объявляется недействующим. Знак этот в Питере очень любят, возможно, когда-то был перевыполнен план по производству <кирпичей>, а поскольку куда-то девать их надо, поналепили где попало. Бывало, едешь по городу и думаешь, что они хотели сказать вот этим <кирпичом>, висящим на стене дома, что тормозить об дом нельзя? Тогда логичней повесить <остановка запрещена> или просто сделать дом покрепче. Или едешь по многорядному шоссе, вдруг неожиданно выясняется, что по левым двум рядам после перекрестка движения больше нет, так что деваться из левого ряда просто некуда, не нарушив правил. Местные водители обращают на этот знак не больше внимания, чем московские на знак <ограничение скорости>.

На чем мы остановились? Ага, на Дворцовой. Выяснили, что останавливаться там хоть и можно, но <вы сами все понимаете>, я все понял, мы поехали дальше, пытаясь найти место, где разрешена остановка и к тому же недалеко, чтобы поменьше топать пешком. Это вполне реальная задача, туристов еще нет, хотя несколько московских машин мы видели, такие же психи, как и мы, наверно. Положившись на свои пространственное воображение и вестибулярный аппарат, я углубился в улочки, среди которых много с односторонним движением, в конце концов выехал на набережную в нужном направлении, а уж оттуда всего ничего до площади. Все бы ничего, но это была другая набережная, набережная Обводного канала.

Часть 3.

Без карты я в Питере не могу, поскольку знаю его еще хуже, чем Москву, однако никаких проблем никогда не было, всегда получалось найти нужное место и даже проехать к нему не самым длинным путем. Обводной канал - это такое заколдованное место, откуда двум людям, страдающим топографическим кретинизмом, уехать невозможно, несмотря на наличие карты. Сначала мы пытались вернуться к Дворцовой, но ничего не вышло, потому что нужный поворот куда-то пропал, зато был перекресток с Московским проспектом, о чем говорили указатели. Надо сказать, что движение по городу в Санкт-Петербурге организовано гораздо бестолковей, чем в Москве, но это совсем не страшно, ибо машин мало, а указателей много, что здорово помогает. Поскольку Московский проспект нам не был нужен, проехали дальше, ничего интересного там не нашли, зато пришли к выводу, что ну ее на фиг, эту площадь, да и весь Питер тоже, лучше мы домой поедем, предварительно сделав одно важное дело, для чего надо подъехать в известное место.

Рассмотрев карту, выяснили, что проще всего ехать как раз по Московскому проспекту, а если промахнемся мимо поворота, можно свернуть на Лиговский, на котором я и без карты сориентируюсь. Развернулись, поехали. Промахнулись мы мимо обоих поворотов, но не особенно расстроились, потому что помнили, перекресток с Московским проспектом обозначен указателями по крайней мере с одной стороны, поэтому если ездить туда-сюда, читая надписи, на него можно попасть. Уж не знаю, куда девался указатель, но развернувшись, мы опять проехали поворот. Тут нас начал разбирать истерический смех, сопровождаемый выдвижением всевозможных версий, объясняющих, почему мы ездим взад-вперед по этой несчастной набережной и никак не можем с нее выехать в требуемом направлении. Желание немедленно покинуть негостеприимный в этот раз город окрепло окончательно и бесповоротно. Все-таки, в Питер надо приезжать летом.

После очередной итерации я принял волевое решение повернуть куда угодно, лишь бы в правильную сторону, что и было проделано, вовремя проделано, иначе опоздали бы на встречу. С местом встречи тоже получилось интересно. Было сказано, что происходит она на Софийской улице, описаны особые приметы места и дан адрес. Вы думаете, этого достаточно, чтобы по карте с алфавитным указателем найти это место? Я тоже раньше так думал. В Питере две Софийских улицы. По крайней мере, на моей карте так. Вернее, не меньше, чем две, может быть еще есть. Нужная нам находится на юго-востоке города, а ненужная, сами понимаете, на северо-западе, естественно, именно на нее ссылается алфавитный указатель. Хорошо, что человек, описывавший дорогу, упомянул проспект Славы, с которого на Софийскую и надо сворачивать, а мы не поленились и этот проспект на всякий случай нашли, а потом и вторую Софийскую улицу, логично рассудив, что нам надо ехать к ней, а не к той, что описана в указателе. Девятый вагон - это тот, который сразу после восьмого, а не тот, который перед десятым.

Приехав на место точно вовремя, подождав некоторое время и никого не обнаружив, мы несколько удивились (не сильно, уже привыкли, что все получается не так, как надо), ибо было обещано "минимум пять, а обычно десять-пятнадцать машин". Хорошо, автор вышеупомянутого письма (я еще удивлялся, зачем) описал не только место сбора, но и место, где собирались раньше, дважды выполнив бесполезные на первый взгляд, но совершенно необходимые, как потом выясняется, действия. Там-то все и были. Предложение переправить на номере цифру, чтобы регион стал 78 "как у всех" вместо 77 было отклонено, и, замерзнув, мы двинулись в обратный путь, который занял немыслимые 13 часов.

Часть 4.

Итак, в 17 нуль-нуль мы пересекли административную границу города Санкт-Петербурга, горячо желая максимально быстро попасть домой, воображение рисовало кастрюлю с борщом, ванну и теплую кроватку, а потому никуда не спешащие аборигены с регионами 78 и 47 на номерах несколько раздражали. Впрочем, недолго, через десяток-другой километров от города машин стало гораздо меньше, и никто не мешал слегка притопить педальку. Моросил дождик, холодный и осенний, это чувствовалось даже сидя в теплом сухом салоне. Тут я неожиданно вспомнил, что на газовой заправке забыл прикрутить крышку к заправочному штуцеру, что не смертельно, но все же неприятно. Немедленно остановился, обошел вокруг машины, так и есть, крышка отсутствует на месте, она лежит на крышке багажника, куда я ее положил и проехала она так полсотни километров. Неплохо.

При попытке прикурить наконец выяснилось, что же взорвалось на стоянке у Новгорода. Все оказалось предельно просто, зажигалка, валявшаяся в пепельнице, не выдержала высокой температуры и рванула. Кто бы мог подумать, что такой маленький предмет может наделать столько шума и хорошенько напугать двух взрослых людей.

Машина потихоньку набрала скорость 130 км/ч и перестала разгоняться, значит, ей так комфортно, не будем ей мешать везти нас домой, закурим и подумаем, какая нелегкая понесла нас в совсем не лишние выходные за 700 километров от дома, в серость и промозглость Ленинграда-Петербурга, города трамвайных рельсов и открытых люков, города, где пешеходов на переходах пропускают, а они от этого наглеют и неожиданно бросаются под машину из-за темного угла, когда этого меньше всего ждешь, города белых ночей и черных дней, города поребриков, пышек, булок и парадных. Возможно, вы не в курсе, в Ленинграде бордюр называется поребриком, батон - булкой, подъезд - парадным, то, что москвичи называют пончиками, ленинградцы именуют пышками, слово палатка считается чуть ли не матерным, а мелкие торговые точки называются строго ларьками.

При всей противности климата есть в этом городе что-то притягательное, что заставляет бросать все и лететь сломя голову на северо-запад, может быть великолепная архитектура, я нигде больше не видел такого количества разнообразных зданий, выполненных в одном стиле. Вдумайтесь, множество фасадов, ни один из которых не похож на другой, но выглядящие при этом как одно целое. Может быть дело в людях, существенно более спокойных и доброжелательных, чем вечноозлобленные и постоянноспешащие москвичи. А может и в чем-то другом, не знаю, но мне всегда грустно покидать этот город, и каждый раз, выезжая на Е95 в сторону Москвы, я прикидываю, когда приеду сюда в следующий раз.

При всей бестолковости описываемой поездки, вспоминать о ней приятно, а время не кажется потерянным зря. Возможно, потому и покидается город на максимальной скорости, чтобы грусть поскорее выветрилась набегающим потоком воздуха и вытряхнулась ямами и ухабами, которые и в Ленинградской области иногда приключаются.

Мы летели по пустой трассе без остановок, вода продолжала падать с неба, грусть выветривалась и вытряхивалась, а вместе с ней выветривалось и напряжение в бортовой сети. В Валдае мы сделали привал на заправить автомобиль топливом и себя едой, а заодно выяснить, куда сдуло напряжение. Причина оказалась банальной - растянулся и начал проскальзывать ремень генератора, что при включенных фарах, дворниках, обогреве заднего стекла, вентиляторе печки и вентиляторе радиатора означало наличие отсутствия зарядки. Попытки отвернуть регулировочную гайку генератора увенчались провалом, и было принято решение ехать так, пока генератора хватает хотя бы не дать аккумулятору разрядиться.

Решение оказалось в корне неправильным, через 50 километров зарядка пропала окончательно, потихоньку доползли до ближайшего фонаря, который стоял еще километров через 20 у поста ГАИ. Тут пришлось вылезать под дождь и, поскольку других вариантов не было, отворачивать непослушную гайку. Откуда только силы взялись. Описывать процедуру натяжения ремня не буду, вы ее и так знаете, ничего интересного.

Обратно ехать было проще, после Новгорода дорога постепенно становилась все лучше и лучше, километрах в ста перед Тверью нас обогнал джип из 16 региона и до Твери мы ехали за ним, ориентируясь по красным огонькам. В конце тверской объездной сделали последний привал на кофе и выехали на финишную прямую, Москва уже рядом. Однако, в жизни все не так, как на самом деле, до МКАДа мы не доехали 30 километров, сморил сон. Пришлось остановиться и поспать. Ничего не взорвалось, ничего не случилось, просто поспали, без четверти пять выехали на МКАД, а в шесть утра я был уже дома.

Поскольку отчет получился слишком длинным, в ближайшие дни постараюсь подготовить краткое пособие для москвича, собравшегося в Санкт-Петербург на автомобиле, а потом, если понравится, можно попробовать сделать что-нибудь похожее применительно к другим городам, где я был, а также где не был, но тут уж потребуется ваша помощь.

 



 
Реклама

Наши партнеры

Обучение правильному вождению

Видеосъемка, видеомонтаж, тиражирование, оцифровка видео



При перепечатке любых материалов с GolosOFF.ru ссылка обязательна!